Previous Entry Share
Король-Солнце и его наследник...на поводке).
lapetitevalise
Вот такую очаровательную картину рассмотрела как следует сегодня. Под влиянием сериала "Версаль", второй сезон, вспомнила свою первую большую любовь в истории - эпоху Луи Четырнадцатого.
      На портрете Николя де Ларжильера король-Солнце уже на закате своей блистательной, насыщенной любовью, сражениями, событиями жизни и царствования. Ему далеко за семьдесят, хотя здоровье еще на зависть многим. Он пережил всех своих лучших министров. Поэтов. Композиторов. Архитекторов. Полководцев. И всех законных детей. Ушли в царство теней Кольбер, Мольер и Люлли, Ле Нотр, Ле Во и Вобан.
     И Великий Дофин, старший сын, умер за четыре года до отца, до завершения этого портрета, написанного в промежутке 1710-1715 годов. На этом портрете он стоит за спиной монарха, как всегда было в жизни. Впрочем, когда в двадцать восемь лет Людовик Четырнадцатый доверил своему наследнику командование армией в Рейнских землях со словами "Докажи всей Европе, что, когда я умру, никто не заметит, что король мертв", Луи, ранее считавшийся странным увальнем, заслужил всеобщее уважение своей отвагой и заботой о солдатах. Его бывший воспитатель написал ему по этому поводу: "Я не стану поздравлять вас со взятием Филипсбурга; у вас были хорошая армия, бомбы, пушки и Вобан. Не стану и хвалить вас и за храбрость. Это достоинство у вас в крови. Но я радуюсь с вами тому, что вы прислушивались к мнению других, были щедры, человечны, и отметили заслуги тех, кто этого достоин".

Справа от короля - его старший внук, еще один Луи, сын Великого дофина и некрасивой, но интеллигентной Марии-Анны-Виктории Баварской. Всего лишь через год после смерти дофина, тридцатилетний герцог Бургундский, обожаемый дедом, который уже сделал его членом своего совета в двадцать лет, скоропостижно умер от кори (или, по другим данным, оспы), как и его любимая жена и старший пятилетний сын. Это сейчас корь считается "детской", почти безобидной болезнью...
Трех Луи, надежду и опору рода Бурбонов и всего французского королевства, забрала смерть у Короля-Солнце всего лишь за один год! Это могли бы быть другие Людовик Пятнадцатый, Людовик Шестнадцатый и даже Семнадцатый...Последнего, четвертого Луи спасла его гувернантка, решительная мадам де Вантадур, которая запретила делать маленькому герцогу Анжуйскому кровопускание - обычное лечение в таких случаях, убившее его старшего брата, а еще раньше - его кузена, сына герцога Филиппа Орлеанского - и сама выходила двухлетнего мальчика.
Этот портрет и был написан для нее, Шарлотты де Вантадур, чтобы сохранить драгоценные воспоминания и величественные тени, когда ее царственный подопечный подрастет. И нежно улыбаться. В семнадцать лет она, младшая и самая хорошенькая из трех сестер де ла Мот-Уданкур, была с блистательным расчетом выдана замуж за уродливого и развратного герцога де Вантадура, обменяв красоту на титул. Теперь единственная ее дочь была давно замужем, постылый муж умер, и королевский воспитанник стал ее единственной отрадой, ради которого Шарлотта была готова пожертвовать своей жизнью.
В застывшей вечности этой придуманной сценки старый король Людовик протягивает руку к маленькому Луи, новому дофину и своему единственному наследнику. "Теперь у Франции есть только ты и я", - сказал бы он ему. - "Как и ты, я тоже рано потерял отца".
     Но тому не до важных дел. В руке яблоко, к которому тянется игривая собачка. И лишь детский поводок в руках гувернантки удерживает маленького подвижного принца, чтобы не сбежать от скучных взрослых к своим играм.

  • 1

Как интересно, спасибо. А то я обычно про этот портрет читала, что сия дама-мадам де Ментенон


Спасибо и вам!
Я тоже сначала не поняла, кто эта дама...потом нашла в интернете, что портрет был написан для нее.

  • 1
?

Log in